Чего захочет немецкая партия “Зеленых”, если она придет к власти?

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Решение партии зеленых о кандидате в канцлеры знаменует собой начало их предвыборной кампании на сентябрьских выборах. Так чего же могла добиться партия в правительстве? Впервые в своей истории “зеленые” имеют реальный шанс стать главной политической силой в федеральном правительстве Германии, читает Йенс Турау, корреспондент ВВС.

Специально для своих читателей EVO-RUS.COM представляет эксклюзивный пересказ статьи.

Когда «Зеленые» (Союз-90/Зеленые) впервые вошли в правительство, между 1998 и 2005 годами вместе с левоцентристскими социал-демократами (СДПГ), они набрали всего 6,7% на выборах 1998 года.

Теперь, 23 года спустя, все совсем по-другому. Партия стабильна с более чем 20% приверженцев, что делает ее второй по величине партией Германии и приближается по популярности к консерваторам Ангелы Меркель, которые в настоящее время находятся в кризисе.

В регионах Германии, они присоединились к коалициям со всеми другими крупными партиями, за исключением баварского Христианско-социального союза (ХСС), хотя они сформировали несколько коалиций с его “старшей сестрой” Христианско-демократическим союзом Ангелы Меркель (ХДС).

Экологическая партия давно перестала быть приверженной только работе с левоцентристскими коалициями, как это было на протяжении многих лет. Они никогда не были такими гибкими, как сейчас, считает автор. Некоторые критики сказали бы, что у них никогда не было таких произвольных политических манифестов.

Но люди, которые помнят предыдущие съезды партии «зеленых» и наблюдали часами за их бесконечными спорами, теперь протирают от удивления глаза. “Зеленые” едины, как никогда прежде, стоя за спиной своего партийного руководства и избегая уродливых нападок на политических оппонентов. Они говорят о защите немецкой конституции, что до сих пор звучит странно государственнически с точки зрения этой партии. Сосредоточенные и сконцентрированные, они стремятся прояснить одну вещь: ничто не должно помешать им на их пути к власти, делает вывод автор.

С точки зрения политики, “зеленые” остались в значительной степени верны своим 40-летним основополагающим принципам, пишет Турау. Защита окружающей среды, особенно борьба с изменением климата, остается центральным элементом их предвыборной программы, где партия говорит, что хочет сократить выбросы парниковых газов на 70% к 2030 году.
Это крупное продление цели по сравнению с текущим планом правительства, снизить выброс на 55%.

Чтобы достичь этой цели, партии придется ускорить “энергетический переход” Германии на возобновляемые источники энергии, обеспечить быстрое их расширение и увеличить количество электромобилей на дорогах. Другие партии тоже хотят всего этого, но именно зеленым придется больше бороться за достижение своих заявленных экологических стандартов.

Что касается внешней политики, то как и большинство других партий, они делают ставку на сильную Европу или, еще лучше, на то, чтобы ЕС снова стал сильным. «Зеленые» хотят видеть возрождение трансатлантических отношений.

Но “зеленые” более склонны критически относиться к России и Китаю. Например, они выступают против спорного трубопровода “Северный поток-2” из России через Балтийское море, который правительство Меркель до сих пор защищает. Они открыто демонстрируют поддержку оппозиционным группировкам в Китае, России и Беларуси. И можно ожидать более четких сигналов от «зеленых» по отношению к Китаю и его политики насчет уйгуров, считает автор.

С точки зрения экономической и социальной политики, «зеленые», как правило, выступают за сильное государство и большие расходы. Их предвыборная программа, которая еще не окончательно доработана на партийном съезде в июне, полна дорогостоящих программ, например, для людей, меняющих работу, для всеобщей оцифровки в Германии и для устойчивых инвестиций. Еще неизвестно, как это впишется в пустую государственную казну после того, как пандемия закончится.

Также остается неясным, как это может быть реализовано в коалиции с ХДС и ХСС, например, которые уже заявили, что хотят как можно скорее вернуться к давно священной политике Германии “черного нуля” или сбалансированным бюджетам. По этой причине “зеленые” хотят более высоких налогов на высокооплачиваемых работников, что вряд ли было бы осуществимо в коалиции с ХДС и ХСС.

Что касается социальной политики, то «зеленые» сосредоточены на борьбе с ксенофобией и расизмом, а также на гендерной справедливости. И они хотят помочь бороться с поляризацией. Это будет трудно, потому что многие зеленые политики, такие как вице-президент Бундестага Клаудия Рот, стали ненавистными фигурами для крайне правых в стране.

Журналист считает, что нынешнему руководству “зеленых”, имеющему гораздо меньший правительственный опыт, может помочь прочная опора, например, в парламентской группе и в регионах.

Эксперты по внешней политике, такие как Омид Нурипур, эксперты по Европе, такие как Франциска Брантнер, и опытные парламентарии, такие как Бритта Хассельман, обладают всеми необходимыми навыками. Сегодняшние «зеленые» лидеры больше не нуждаются в советах старых ветеранов, таких как Йошка Фишер, министр иностранных дел канцлера Герхарда Шредера, к которому многие «зеленые» совершали паломничество после окончания его политической карьеры.

Если “Зеленые” войдут в правительство либо в качестве младшего партнера, либо даже в кабинет канцлера, то в 2022 году для них замкнется, по крайней мере, один важный круг. Когда они будут у власти, произойдет закрытие последней атомной электростанции в Германии. Это значит, что они выиграли битву, которая была частью основополагающих целей их партии, резюмирует автор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»